«Морфей и Соратники» интервью о новой песне «I’m sorry»

Редакция Lasttango.ru поговорила с лидером и идейным вдохновителем группы «Морфей и Соратники» Павлом Григорьевым о рок-музыке, новом релизе коллектива и будущем.

1. Что вас вдохновило создать песню «I’m sorry»?

Вдохновением, если это так можно назвать, послужила идея показать слушателю мир глазами маньяка. Сам текст был написан довольно давно. Когда-то я учился на юриста и весьма сильно увлекался изучением криминологии, психологии маньяков и прочим. Первая часть текста пришла мне в голову прямо на лекции, а позже в одну из ночей мне приснился припев.

2. Какой стиль музыки вы представляете и каким образом он проявляется в этой песне?

Мы играем не похожий ни на что стандартное стиль музыки, который сами называем неогранж.

3. Как вы описали бы звучание настоящего неогранжа?

Это стиль, в котором однозначно присутствует нечто от классического гранжа, а также немного от панк-рока и раннего хэвиметала. Встречаются и кьёрхэдовские мотивы и даже эстрада 80-х.

4. Что вы хотели передать слушателям через эту песню?

Хотелось показать внутренний мир извращенного сознания, таящегося в уродливых лабиринтах черепной коробки у существа, потерявшего в себе всё человеческое. Мир, для которого не существует никаких оправданий.

5. Как вы думаете, каким будет будущее рок-музыки?

Это зависит только от нас самих. Я не думаю, что рок когда-нибудь перестанет быть актуальным. Он постоянно находится в движении, модернизируется и видоизменяется, но его основная идея всегда остаётся неизменна.

6. Почему вы выбрали именно годовщину ареста Джеффри Дамера как дату релиза?

Джеффри Дамер — это идеальный пример того, что я описал свыше. Серийный убийца, гей-насильник и каннибал. Кто знает, сколько бы еще он мог оставить за собой жертв, если бы, в далеком 91м году, на его запястьях не сомкнулись наручники. И наш релиз это повод вновь напомнить о том ужасе, который творится буквально у всех под носом.

7. Какова история и концепция песни «I’m sorry»?

Это подлинный хоррор в жанре рок музыки. История о замученной жертве, оказавшейся в лапах извращенца и садиста. И здесь нет хэппи-энда.

8. В какой степени музыкальная композиция отражает кровь, боль и отчаяние, упомянутые в пресс-релизе?

При всем внимании эта песня не доведет вас до сумасшествия, но заставит задуматься и взглянуть на вещи под иным углом.

9. Как вы выбираете темы для своих песен?

В текстах наших песен нет определенной тематики. Когда появляется желание поделится с миром какими-то мыслями или эмоциями, я беру гитару и просто подбираю мотив к тексту, который возникает сам по себе, где-то внутри головы.

10. Какую эмоциональную атмосферу вы пытались создать с помощью инструментальных партий?

Хотелось донести до слушателя атмосферу праздничного ужаса. Момент преодоления экзистенциального состояния. Когда с глаз спадает радужная пелена и окружающая действительность предстаёт перед наблюдателем в своих естественных тонах и ничего не остаётся, кроме, как принять это.

11. Есть ли у вас какие-то особые цели или мечты в музыкальной карьере?

Да. В ближайшее время у нас выйдет клип и мне бы хотелось, чтобы его показали на одном из федеральных каналов.
12. Какую реакцию вы ожидаете от публики после выпуска этого трека?
В целом, думаю реакция будет положительной. Но и не исключаю нападки всевозможных моралфагов, которые традиционно выльют на меня море негатива. Впрочем, на критику творчества я уже давно не обращаю никакого внимания.

13. Как вы считаете, чем эта песня отличается от вашего предыдущего материала?

Она отличается тем, что ранее мы никогда не затрагивали подобные темы. Большинство наших песен посвящены преодолению себя и внутренней свободе. А «I’m sorry» это фильм ужасов, трансформированный в песню.

14. Каким образом этот трек показывает прогресс и развитие вашей группы?

Наш первый официальный релиз был акустическим, поскольку тогда у нас еще не было полного состава. Сейчас же вы вполне можете прочувствовать то, как звучат полноценные «Морфей и Соратники», с басом, ударными, вторым гитаристом, а также периодически появляющимся клавишником. Впрочем, в данной композиции последний отсутствует.

15. Есть ли у вас планы на будущее, связанные с выпуском нового материала в данном стиле?

Да, сейчас мы работаем на студии и записываем сразу несколько треков, один из которых весьма мрачен по содержанию и задорен по исполнению. Эта песня называется «Не умирать». Мы уже исполняем ее на концертах и ее live можно найти в Ютубе.

16. Как вы относитесь к тому, что ваша песня считается самой тяжелой на сегодняшний день?

Мне нравится, как она сейчас звучит. Изначально я хотел сделать ее немного акустической и вообще медленной. Но наш гитарист настоял на том, что этой песне необходим мощнейший гитарный драйв и не прогадал. В итоге получилось то, что вы можете лицезреть.

17. Какие музыкальные группы и исполнители являются вашими главными вдохновителями?

Есть музыканты, которые в свое время на меня повлияли, а есть те, кто вдохновляет и сегодня. Повлияли на меня, еще в юности, Егор Летов, Дельфин, Варг Викернес и Курт Кобейн. А вдохновляют такие харизмы как Оззи Осборн, Роберт Смит, Дэвид Боуи и прочие им подобные. Что же касается вдохновителей для остальных музыкантов, стыдно признаться, но постоянно общаясь друг с другом у нас никогда не заходил разговор о музыкальных кумирах. Тем не менее, я точно знаю, что, когда говорю с ними о таких группах как «The Smits» или «New order», они понимают, о чем идет речь. Из чего можно сделать вывод, что вдохновляет их примерно то же самое, что и меня.