FISH — Как Брексит лишил британских артистов возможности гастролировать по ЕС

СНАЧАЛА «НАЕЗД» — это длинный пост, но, пожалуйста, прочтите его, прежде чем комментировать.

Меня всё еще не устраивают новые правила, обнародованные правительством Великобритании чуть более двух недель назад в отношении гастролей в странах Европейского Союза после Брексита. Я попытался разобраться во всей этой порой противоречивой и часто расплывчатой информации, доступной на различных веб-сайтах, которые постоянно обновляются и выяснить, как это повлияет на мой собственный бизнес и карьеру. Это откровенно сбивает с толку.

Мне надоело слышать: «Так что же делали музыканты до того, как мы присоединились к ЕС?». # В 1973 году, когда Великобритания присоединилась к ЕС, мне было 15 лет, и доходы мировой музыкальной индустрии составляли около 5 миллиардов долларов США. На рубеже веков они составляли около 25 миллиардов долларов, а сегодня — около 21 миллиарда долларов, при этом музыкальная индустрия Великобритании приносит 7,5 миллиардов долларов. Это цифра, которая даже не учитывает обширную независимую сеть или всех вспомогательных работников, а также отрасли, которые в наши дни вносят огромный вклад в международный музыкальный бизнес.

Например, продажи моих альбомов даже не учитываются, поскольку я официально не «зарегистрирован» в чартах, а по неофициальным данным, в первую неделю релиза в октябре 2020 года мой 11-й сольный альбом «Weltschmerz» вошёл в топ-10 в Великобритании и имел более 10 000 продаж по почте. Совершенно независимый релиз. Дерево в лесу. А там много деревьев.

Это огромная отрасль, производящая почти в 4 раза больше, чем рыболовная отрасль Великобритании, которая, несмотря на громкий лоббистский голос, в настоящее время имеет свои обоснованные разочарования, поскольку мы имеем дело со всем этим грузом бюрократии, навязанным нам теперь из-за Брексита.

Если посмотреть на вещи немного в перспективе, то группа «The Who» в период с 1963 по 1973 год отыграла всего около 55 концертов в нынешних странах ЕС. У меня 27 концертов в ЕС и 5 в Скандинавии, перенесенных с прошлого года на осень этого года, 43 дня. Это более половины 90 дней из 180, которые мне разрешено находиться в ЕС по новым правилам. Если бы эти шоу прошли, как и планировалось в 2020 году, я мог бы заказать дополнительные концерты в начале этого года уже по новым правилам. Принимая во внимание какие-нибудь фестивали в ЕС, которые обычно представляют собой трехдневные выступления, плюс всякие промо-поездки, которые также должны быть добавлены к моим разрешённым 90 дням, а также личные визиты к моей немецкой семье и всё, 90 дней из 180 «улетучатся».

Ситуация с визой/разрешением имеет большое значение. Насколько я понял, теперь нам нужны разрешения для каждой страны ЕС. В Голландии, например, расходы на подготовку документов составляют около 250 фунтов стерлингов на человека, не считая самой визы. Я вожу команду из 10 человек; 6 музыкантов, включая меня, бэк-лайн техник, звукорежиссер, свето-видео техник и продюсер.

Если в каждой стране разрешение более, менее на одинаковую сумму, то мои дополнительные расходы составят около 2500 фунтов стерлингов для каждой страны ЕС, в которой мы выступаем. Это исключает одиночные выступления в таких странах, как Франция и Бельгия, где я играю в не очень дорогих клубах. Это будет непосильным грузом для будущих концертов в Испании и Италии, где у меня обычно бывают группы от 5 до 800 человек. Эти шоу обычно проходят, если мы работаем с минимальными гарантиями, которые покрывают расходы только промоутеров, а плата за визу/разрешение составляет почти 50% этих гарантий. Некоторые шоу просто станут финансово неосуществимыми только из-за потенциальных затрат на разрешение.

По сравнению со многими артистами, я работаю с определённой командой, и я должен создавать им все условия для слаженной работы, чтобы мы могли продолжать путь и зарабатывать этим на жизнь. Я научился управлению — таким образом сэкономив 20% своего валового дохода, который может быть использован для финансирования гастролей — и «убил» как можно больше посредников, что помогло мне продолжать создавать музыку и выступать с шоу. Это обременительная работа для того, кто просто хочет быть артистом, но если я не возьму на себя эти обязанности, я не смогу зарабатывать на жизнь. И я уже состоявшийся артист! А мне, только что, вручили боевую гранату с выдернутой чекой.

Я всем сердцем сочувствую музыкантам, начинающих свою карьеру в маленьких клубах, которым нужно найти деньги перед туром. У артистов, подписавших контракт с крупными лейблами, больше шансов, а для независимых — это самоубийство.

Члены команд и сессионные музыканты получили дополнительный удар из-за ограничения времени пребывания, разрешенного в ЕС. Большинство технических специалистов и сессионных музыкантов зарабатывают на жизнь, гастролируя с разными артистами в течение года, и теперь они не смогут, или сочтут это очень трудным, «жонглировать» расписанием гастролей, чтобы придерживаться новых правил. Короче говоря, гастрольный персонал из Великобритании окажется в затруднительном положении и британским артистам, возможно, придется подумать о том, чтобы нанять команду и музыкантов из ЕС, чтобы обойти ограничения — таким образом, их постоянная британская сессионная команда лишится возможности зарабатывать на жизнь.

Теперь нам нужно ставить штампы в паспортах при каждом пересечении границы, чтобы официально задокументировать время, которое мы проводим в разных странах в соответствии с визами/разрешениями. Также мы должны поставить штамп в специальной книжке. Это документ, разработанный в Великобритании, в котором указывается и перечисляется все оборудование, вывозимое из Великобритании, от гитар и усилителей до струн, барабанов и палочек с мембранами, клавишных и т. д. Она используется для того, чтобы показать, что мы вывозим оборудование и пересекаем все границы с одним и тем же грузом. И вернуться в Великобританию должны с точно таким же. Эта книжка в основном показывает, что мы ничего не экспортировали для продажи в другую страну и ничего не импортировали вместе с заявленным грузом. На ней должен стоять штамп при въезде и выезде из каждой страны. Пропустив штамп, вы попадёте в кошмар бюрократии и потенциально крупных штрафов (мне пришлось отправить человека в Швейцарию с сопутствующими юридическими документами, чтобы поставить штамп в этой книжке, который был пропущен, поскольку в то время утром на границе никого не было, а у нас был жесткий график работы).

На пограничных переходах сотрудники таможни имеют полное право потребовать разгрузить весь грузовик, или прицеп, и проверить на соответствие в этих книжках. Протесты по поводу ограничений по времени — пустая трата сил, и водителям тур-автобусов приходится только ждать, пока цифровые тахографы отсчитывают оставшееся время в пути. При этом необходимо учитывать время работы и отдыха водителей в таких обстоятельствах. Остановка на пару часов в ночное время на пограничном контроле может вывести водителя из установленного законом времени за рулем. Чтобы быть уверенными в том, что мы доберёмся туда, куда нужно, единственное решение сейчас — нанять двух водителей, которых обычно нанимают только для дальних перевозок, например, в Скандинавию, или для редких длинных поездок. Наличие двух водителей, на полную ставку на весь тур, увеличивает расходы не только на их заработную плату, но и на проживание в отеле и питание. Риск опоздать на шоу из-за того, что у водителя закончился рабочий день, не стоит того.

Да, эти книжки существовали и до Брексита, но до сих пор они были нужны только в Швейцарии и Норвегии. Теперь они нужны в каждой европейской стране и на каждом пограничном переходе, где они должны быть проштампованы, впервые с 1973 года; 48 лет назад, когда в усилителях были только лампы, а слово «цифровой» было в научно-фантастических книгах. В 1973 году установленного законом времени за рулем не существовало.

Мы платим налоги во всех странах Европы, в которых играем. Например, в Германии это около 19% от валовой суммы, полученной от промоутера, и, если вы не являетесь представителем немецкой компании, которая может возместить некоторые расходы, такие как тур-автобусы по цене около 1400 фунтов стерлингов в день, отели в любой день по цене более 1200 £ и различные другие производственные расходы, которые включают взнос в заработную плату команды, налог взимается отдельно. Когда вы платите эти налоги, вы получаете кредитовое авизо от соответствующего налогового органа, которое предоставляется в HMRC (Управление по налоговым и таможенным сборам Её Величества) для вычетов из ваших налогов в Великобритании. Это называется соглашением о взаимном налогообложении. Я заплатил более 25 тысяч фунтов стерлингов в качестве удерживаемого налога в ЕС в 2018 году за один тур после вычета расходов, потому что у меня был немецкий агент. До сих пор у меня не было ответа, применимо ли это по-прежнему. Сможем ли мы делать эти вычеты или будет применяться только процентная ставка, если вообще будет? На данный момент мои налоговые консультанты этого не знают. Я предполагаю поехать на гастроли через 8 месяцев и даже не знаю, реально ли это с финансовой точки зрения. Контракты были подписаны в конце 2019 года и не учитывают какие-либо финансовые последствия после Брексита, поскольку ещё две недели назад никто не знал, какими они будут.

Теперь нам придется иметь дело с соответствующими «местными страховками» в каждой стране помимо, подоходного налога. Это относится ко всем членам группы и команды, и требует больше документов и заявлений. Также нужно будет зарегистрироваться в качестве плательщика НДС в каждой стране ЕС, если мы хотим продавать мерч в дороге и требовать возмещения НДС с затрат. Все налоги должны быть уплачены в полном объеме до того, как какой-либо товар покинет Великобританию, и может потребоваться подача декларации на каждой государственной границе. Если мы не зарегистрированы, то вернуть соответствующий НДС практически невозможно. Например, немецкий тур-автобус, во время следующего предполагаемого тура, составит НДС около 13 000 фунтов стерлингов, который ляжет на нас. Это значит больше бухгалтерских счетов, больше посредников, больше бюрократии.

Как и большинству других артистов, я нуждаюсь в продаже мерча в туре, чтобы пополнить свой доход и позволить нам давать концерты в тех областях, где гарантии промоутера от продажи билетов не соответствуют затратам, необходимым для выступления там. Как независимый артист, большая часть моих альбомов распродана на прилавке с мерчем. Стриминг (потоковое онлайн-вещание) изменил правила игры и в результате физические продажи альбомов в традиционных музыкальных магазинах упали по сравнению с тем, когда я начинал музыкальный бизнес 40 лет назад, поэтому живые выступления стали основным источником дохода для многих музыкантов и групп. Это происходит за счет гонораров, продаж альбомов и мерча напрямую клиентам.

И я признанный артист, с преданной фанатской базой и выступающий на площадках приличного размера. Со временем мне удалось путем проб и ошибок найти работающую модель. Я не в начинающей группе, которая только делает первые «набеги на Европу», делая большой рывок и ставку на шанс прорваться на третий по величине музыкальный рынок в мире, всего в нескольких милях на пароме через Ла-Манш. Как они должны платить визовые сборы, особенно если они независимы? Как они покрывают расходы на мерч, который может быть их единственной зарплатой от концерта? Деньги, из которых оплачиваются различная аренда, и репетиционные помещения, и бензин? Как следующие молодые «Iron Maiden, Simple Minds, The Cure» или, осмелюсь сказать, «Marillion» прорвутся на рынок ЕС сейчас? Чем правительство Великобритании собирается заменить потенциальные будущие налоговые поступления от успешных групп? Есть ли им дело до всего этого? Непохоже, особенно для неизвестных ещё коллективов.

Это лишь некоторые преграды из «колючей проволоки», с которыми я столкнулся с тех пор, как пару недель назад были опубликованы новые правила Брексита. До этого я более 18 месяцев обсуждал разные возможности с коллегами-профессионалами, тур и производственными менеджерами, бухгалтерами и консультантами, пытаясь понять, как все это повлияет на нас, но правительство дотянуло всё до последнего дня, так что никто не смог подготовиться к этим событиям. Гастрольные туры заказываются заранее, более чем за год, и для этого требуется много детального планирования. Я к этому привык. И все же никто, кажется, не знает, как всё будет происходить.

Некоторые обвиняют индустрию живой музыки в том, что она не смотрит в лицо реальности после того, как за Брексит проголосовало большинство граждан Великобритании. Это определенно не так. Мы очень долго находимся в индустрии, которая должна постоянно приспосабливаться к внутренним факторам, а походу и к внешним факторам. Но стрелять себе в ногу не входило в нашу задачу.

Я не бухгалтер и никогда не хотел им быть. Я хотел быть творческим артистом и исполнителем, который мог бы заниматься своим делом и зарабатывать на жизнь за границей, особенно в Европе, нашим ближайшим соседом и, как я уже сказал, третьем по величине музыкальном рынке в мире после США и Японии. Похоже, что единственный сектор, извлёкший выгоду из всех этих новых правил, ‒ это бухгалтеры и консультанты, и все эти расходы будут перенесены на цены альбомов и билетов на концерты.

И все это во время пандемии, которая буквально «изувечила» музыкальную индустрию и лишила работы тысячи людей на неопределенное время. Я всегда ищу положительные моменты, с учетом моей собственной ситуации, и единственное, что я могу понять, это то, что мой собственный отложенный тур дает мне время на подготовку, чтобы принять эти, казалось бы, постоянно меняющиеся правила и найти путь вперед. Некоторые могут сказать, что стоимость визы/разрешения, налоговые изменения и т. д. незначительны, и являются частью «стоимости» нынешнего беспорядка. Для групп, которые собирают арены это может быть и так. В основном это проблема бухгалтерского учета, и у них обычно большой штат, которых сможет сосредоточиться на оформлении документов, но для других на моем уровне и ниже ‒ это разница между туром и всей последующей карьерой в музыкальном бизнесе.

Итак, на какой стадии я нахожусь сейчас?

В сентябре намечается тур по Европе и Скандинавии, состоящий из 32-х концертов, с репетициями в августе; всё более бушующий вирус, до вакцинации по всей стране еще далеко, нет страховки от всего, что связано с Ковид, промоутеры предлагают пересмотреть контракты для потенциально-социального дистанцирования (невозможно и отказано), ожидается значительное увеличение комиссии за мерч, примерно на 20% от валовых продаж (плюс НДС), в связи с тем, что соответствующие учреждения и корпоративные субъекты пытаются возместить убытки и всё вышеупомянутое.

И что будет дальше? Я бы не стал покупать билеты и нести невозвратные сборы, пока бы не узнал наверняка, что тур состоится. И я, конечно, не могу с уверенностью сказать, что буду в турне в сентябре или в любой другой момент этого года.

А теперь сделайте еще один шаг назад и посмотрите, с другой стороны. Я в турне потенциально непривитый. Наш тур-товаровед каждую ночь встречается с публикой. Она заражается вирусом и у нас есть, может быть, 10 дней до того, как у нее появятся симптомы, и мы все вместе в автобусе каждый день. Между тем, за 10 дней мы могли бы оказаться в 7 городах, смешиваясь с местными командами, журналистами, промоутерами, представителями широкой общественности и т. д. Одна группа, один автобус ‒ один потенциальный путешествующий сверхраспространяющий генератор Ковид.

Тур планируется начать через 8 месяцев, а мы все еще находимся здесь в изоляции, возможно еще на месяц и дольше. Нам следует рассмотреть возможность подачи заявления на получение виз/разрешений не позднее начала лета, чтобы убедиться, что мы соблюдаем нормативные требования?! А это значит, что мне нужно будет заплатить 15 тысяч фунтов стерлингов за разрешения на работу/визы, которые могут даже не понадобиться и, на мой взгляд, не должны вообще требоваться?!

Пандемия уже остановила «фургон с оркестром», а теперь бюрократия перерезала шины и бросила двигатель в песок, заложив минное поле на дороге без каких-либо карт, которым можно было бы доверять.

Вся информация, которую я рассказал, получена из актуальных достоверных источников. Это не «фейковые новости» или «остальная чушь». Это то, что я обнаружил, и то, что печатается ежедневно ‒ на государственных и официальных веб-сайтах, которые постоянно обновляются. И все новости остаются расплывчатыми и не касаются конкретных вопросов, на которые нам действительно нужны ответы. Это все реально и на данный момент это все, что мы сейчас знаем.

Я искренне разочарован нынешним состоянием музыкальной индустрии и мечтами, которые разбиваются об эти камни. В этом году мне 63, и я безмерно благодарен за то, что музыкальная индустрия и поклонники моей музыки, подарили мне за последние 40 лет. Я просто не могу себе представить, каково молодому артисту сейчас. Я планировал перестать гастролировать в 2023 году и только что потерял 2 года в той дороге, из которой я не знаю, вернусь ли когда-нибудь.

Мы, музыкальный бизнес и индустрия Великобритании, в настоящее время находимся в опасном состоянии. В конце концов, мы многое дали миру за последние 50 лет; доходы и культурное признание, которые были представлены нашей стране благодаря музыкантам, техническим специалистам и каждым вспомогательным членом сообществ живой музыки с их сочинениями, творчеством и выступлениями. Мы заслуживаем большего от избранного нами правительства. Нам нужно переосмыслить всё, и это нужно сделать раньше, чем позже, так как наше будущее находится под угрозой.

Fish

21 января 2021 г.

Перевод Юлии Мархутовой



Автор публикации

не в сети 2 недели

Yulia Markhutova

Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 02-09-2020
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля